К истории Ростовского Троице-Варницкого монастыря

Троице-Варницкий Сергиев монастырь, по преданию, был основан на месте рождения преподобного Сергия Радонежского — в Варницкой слободе в окрестностях Ростова, и являлся своеобразным памятником одному из самых почитаемых русских святых. [1] Однажды это обстоятельство сохранило монастырю жизнь. В 1764 г. при монастырской реформе Варницкий монастырь не был упразднен исключительно «из уважения к месту рождения и воспитания преподобного Сергия». [2] Итак, основное достоинство и отличие Ростовского Троице-Варницкого монастыря заключалось в сохранении памятного места, по традиции связанного с именем преподобного Сергия. Несмотря на то, что в остальном он ничем не выделялся из многочисленного ряда монастырей Ростовской епархии — ни древностью, ни славой, ни богатством, ни красотой, определение «рядовая обитель», на мой взгляд, ему не подходило. В подтверждение этого мне хотелось бы вспомнить некоторые из наиболее выдающихся событий его истории. 
Троице-Варницкий монастырь.jpg
Начать следует с того, как в 1725 г. мужской Варницкий монастырь был обращен в женский. Ростовский архиепископ Георгий перевел семерых монахов, составлявших варницкую братию, в Ростовский Спасо-Песоцкий монастырь. Одновременно, по воле владыки, Рождественский женский монастырь в Ростове был обращен в приходскую церковь, а монахини и послушницы, числом около ста, переведены в опустевший Варницкий монастырь. Туда же на подводах архиерейских крестьян были перевезены деревянные кельи сестер. Переместив женскую общину из центра города на его отдаленную окраину, архиепископ Георгий переименовал ее в Троицкую. Таким образом, Троице-Варницкий монастырь продолжил свое существование, но уже в качестве женской обители. Однако вряд ли это преобразование было удачным. Варницкий монастырь, может быть, и годился для обитания немногочисленной мужской братии, но для размещения обширной женской общины явно не подходил. Не случайно насельницы жаловались на удаленность их нового места жительства от города, «утеснение» ветхих построек, отсутствие дров и трудности с питьевой водой и настоятельно просили о возвращении их в Рождественский монастырь. Между тем, открыто выразить свое неудовольствие и отправить доношение в Синод сестры осмелились лишь после того, как архиепископ Георгий, затеявший их переезд в Варницы, попал в опалу и лишился своего высокого сана. В 1731 г., с появлением на ростовской кафедре нового владыки — архиепископа Иоакима, все было возвращено на свои места, и жизнь мужского Троице-Варницкого монастыря потекла по-прежнему.[3]

До 1764 г. во главе Троице-Варницкого монастыря стояли игумены, после монастырской реформы оставленную за штатом обитель возглавляли строители. Особенностью монастыря являлась частая смена настоятелей. К примеру, за сто лет, с 40-х годов XVIII — по 40-е годы XIX в. их замена производилась около 35 раз, то есть в среднем через три года.[4] Самый краткий период настоятельства выпал на долю строителя Павла, учителя риторики Спасо-Ярославской семинарии, возглавлявшего обитель всего лишь полтора месяца — с середины июня до начала августа 1786 г. [5]
Через монастырь прошло немало настоятелей, и, разумеется, у каждого из них была своя судьба. Так, игумен Иринарх по распоряжению митрополита Арсения 5 июня 1745 г. за беспробудное пьянство был отрешен от должности, уволен от присутствия в духовной консистории, разжалован до рядовых монахов, лишен права священнослужения и сослан в Угличский Покровский монастырь. По архиерейскому указу его вина заключалась в том, что «он, игумен Иринарх, житие имеет недобропорядочное и пьянственное, и званию своему весьма неприличное, понеже денно и ночно отлучается от монастыря по местам неизвестным, а пьян возвращается». Он даже позволял себе в нетрезвом виде присутствовать на заседаниях консистории и пьяным являться в архиерейский дом. [6] Иначе закончил свое настоятельство строитель Гавриил, в 1819 г. определенный в Варницкий монастырь из экономов архиерейского дома. После трехлетнего управления монастырем он по собственной воле отошел от дел и добился разрешения поступить в братство Троице- Сергиевой Лавры. [7]
В работах дореволюционных исследователей, посвященных Троице-Варницкому монастырю, перечень настоятелей доведен лишь до конца XIX в. Архивные документы позволили продлить его. При этом выяснилось, что с середины 1890-х годов монастырь возглавляли игумены, ас 1912 г. — архимандриты. Итак, в конце XIX — начале XX в. настоятелями Варницкой обители являлись:
Антоний, игумен (1894-1903 гг.)
7 сентября 1894 г. определен в строители из иеромонахов московского Донского монастыря; 22 мая 1896 г. возведен в сан игумена; 30 марта 1903 г. переведен в Пошехонский Адрианов монастырь. [8]
Филарет, строитель (1903-1904 гг.)
30 апреля 1903 г. назначен из экономов Ярославского архиерейского дома; 3 марта 1904 г. отстранен от управления монастырем. [9]
Александр, иеромонах (1904-1905)
Ризничий Троице-Варницкого монастыря, с 3 марта 1904 г. по 1905 гг. исполнял обязанности настоятеля. [10]
Леонид, строитель (1905-1906 гг.)
В 1905 г. назначен из экономов Ярославского архиерейского дома; в январе — первых числах февраля 1906 г. переведен в Пошехонский Адрианов монастырь. [11]
Дмитрий, игумен (с 1906 г.)
Родился 8 октября 1863 г.; 4 (по другим сведениям 7) февраля 1906 г. из казначеев Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря назначен исполняющим должность настоятеля; 18 мая 1909 г. возведен в сан игумена [12] ; точная дата окончания его настоятельства неизвестна.
Амвросий, архимандрит (1912-1913 гг.)
3 апреля 1912 г. назначен из библиотекарей Александро-Невской лавры; 17 апреля прибыл в Варницы; 30 мая 1913 г. переведен в Угличский Николо-Улейминский монастырь. [13]
Корнилий, архимандрит (с 1913 г.)
30 мая 1913 г. назначен из ярославских епархиальных миссионеров; являлся кандидатом богословия Казанской духовной академии [14]; точная дата окончания его настоятельства неизвестна.
Георгий, архимандрит (с 1915 г.)
1 июня 1915 г. определен в строители из монастырских казначеев; к 1917 г. он принял схиму; 20 марта 1923 г. возведен в сан игумена и архимандрита [15]; вероятно, он стал последним настоятелем Варницкого монастыря.
Настоятелей у монастыря было в избытке, а вот братия всегда оставалась малочисленной и даже в лучшие времена не превосходила десяти человек. В среднем в монастыре проживало около пяти-семи монахов. [16]
В первой половине XIX в. Троице-Варницкий монастырь служил резиденцией отставного архиерея. 18 марта 1819 г. сюда прибыл преосвященный Августин, епископ Уфимский и Оренбургский. Оставив кафедру и удалившись на покой, владыка избрал одну из ростовских обителей, чтобы закончить свои дни неподалеку от родины — села Зверинец Ростовского уезда. В Варницком монастыре он прожил долго, почти четверть века. 1 января 1842 г. епископ Августин скончался и был погребен в Троицком соборе. [17]
До второй половины XVIII столетия все постройки Троице-Сергиева Варницкого монастыря были деревянными. [18] В описи 1745 г. названы четыре монастырских храма: Троицкий собор, теплая церковь Сергия Радонежского и два надвратных храма Николы Чудотворца и Коcмы и Дамиана. [19] В третьей четверти XVIII в. Троицкая и Никольская церкви были заново отстроены в камне. Особое значение имеет то обстоятельство, что первый каменный храм обители — монастырский собор Троицы, сооружался на средства ростовского епископа Афанасия, в прошлом келаря и настоятеля Троице-Сергиевой лавры. Его строительство началось в 1763 г., буквально через несколько месяцев после того, как епископ Афанасий возглавил Ростовскую епархию. Главный престол нового собора «по примеру лаврской соборной церкви» посвящался Троице, южный придел — Сергию и Никону Радонежским, северный придел — Афанасию и Кириллу Александрийским. Если имя первого придела было связано с преподобным Сергием, небесным патроном монастыря, второй придел получил имена «святителей Александрийских Афанасия и Кирилла, тезоименитых епископу Афанасию и Кириллу, родителю преподобного Сергия». [20] Освящение Троицкого собора ростовский владыка произвел лично, 16 октября 1771 г. Через пятнадцать лет была перестроена и Никольская церковь. Интересно, что при обжиге кирпича для нее использовались бревна старого деревянного собора. [21]
26 сентября 1824 г. в Троице-Варницком монастыре случился пожар. Во втором часу дня на сеновале загорелось сено. Огонь быстро перекинулся на соседние строения, в результате, помимо сарая с сеном, сгорели располагавшиеся рядом с ним деревянные хозяйственные постройки: «житница с хлебом, конюшня с экипажами, погреба с разным запасом и харчем». От огня пострадала каменная Никольская церковь, у которой сгорела крыша, кроме того, при выносе из храма икон, в пожарной панике, были значительно повреждены иконостас и клиросы. Троицкий монастырский собор и настоятельские кельи, по признанию свидетелей пожара, «были в большой опасности, но Господь Бог сохранил». Между тем, «по утешении пожара не осталось братии на ужин насущного хлеба и квасу, и даже того, в чем можно бы принести оного». Обители был нанесен большой урон, всю зиму братия бедствовала. Причины пожара так и остались невыясненными: «Отчего загорелось сено, того следствием не сыскано». Никольскую церковь для зимних богослужений временно возобновили, правда, крышу храма по скудости покрыли соломой. [22] Погоревший храм решено было не восстанавливать, а строить заново, в отдалении от хозяйственных построек. Так в конце 20-х годов XIX в. вместо Никольской церкви в монастыре появился Введенский храм.
Деньги на его сооружение дали состоятельные представители ростовского купечества. Организаторами строительства являлись настоятель иеромонах Павел и один из богатейших купцов Ростова, Максим Михайлович Плешанов. Проект церкви, заказанный ярославскому губернскому архитектору Панькову, в январе 1826 г. был утвержден архиепископом Авраамом. 25 февраля владыка подписал храмозданную грамоту. Закладка Введенской церкви была произведена 27 мая, ее приурочили к празднику Вознесения. Храм был построен за летний сезон 1826 г., в течение двух последующих лет продолжались работы по обустройству и украшению его интерьера. Наконец, 7 октября 1828 г., в день свв. мучеников Сергия и Вакха, настоятель монастыря, иеромонах Павел, освятил основной престол Введенской церкви. В следующем году были освящены придельные храмы: придел Иоанна Богослова — в воскресенье, 20 января; придел Ильи Пророка — в главный храмовый праздник обители, на Троицу, 3 июня. [23] Немного позже на средства Максима Плешанова был вызолочен иконостас и расписаны стены Введенского храма. Стенопись производил живописец Николай Дмитриевич Гладков, происходивший из семьи известных ростовских художников, его дед в свое время служил штатным живописцем Ростовского архиерейского дома. Для икон Введенской церкви Плешанов заказал 11 серебряных риз, на что ушло более 13 тыс. руб. [24]
В 1858 г., 28 апреля, Максим Михайлович Плешанов скончался, оставив Варницкому монастырю неплохой капитал, и, по завещанию, был похоронен в обители рядом с алтарем построенного им Введенского храма. Не прошло и десяти лет, как умер его сын, ростовский купец Дмитрий Максимович Плешанов, который также пожелал быть погребенным в Варницком монастыре. Он пожертвовал обители огромный вклад — 5 тыс. руб. Эта сумма поступила на банковский счет монастыря, а ежегодно получаемые с нее проценты предназначались на оплату вечного поминовения вкладчика и его рода, а также на благоустройство монастырских церквей, в первую очередь, Введенского храма. [25] Примеру Плешановых последовали и другие состоятельные ростовские горожане. Избирая Варницкий монастырь местом своего упокоения, они жертвовали обители часть своего состояния. Так, в 1868 г. на монастырском кладбище был погребен ростовский купец первой гильдии Всеволод Андреевич Мальгин, завещавший обители 4 тыс. руб.[26] Эта замечательная традиция служила пополнению монастырского бюджета. С середины XIX в. получение денежных взносов за места погребения на монастырском кладбище и прием денег на поминовение усопших составили один из основных источников пополнения монастырской казны. [27]
Отмечу, что к концу XIX в. капитал монастыря, хранившийся в государственном банке, составлял более 60 тыс. руб. [28]
В ряду благотворителей Варницкой обители последней четверти XIX в. прежде всего следует назвать купца Всеволода Александровича Мальгина и крестьянина Ивана Алексеевича Рулева. К примеру, на средства В.А. Мальгина в 1897 г. в монастыре были произведены значительные ремонтно-реставрационные работы: Троицкий собор и Введенская церковь снаружи побелены и расписаны, их кровли заново выкрашены. На Введенском храме и колокольне переделаны главы, над храмом, кроме того, вызолочен крест. В церкви Введения устроены новые печи, возобновлены стенописи, вызолочен иконостас. На трапезном корпусе надстроен второй этаж. Святые ворота украшены живописью. [29]
Сохранились свидетельства о том, что не раз Варницкий монастырь страдал от сильных ураганов, проносившихся над Ростовом. Вот несколько примеров стихийных бедствий, происшедших в середине XIX в. и нанесших обители определенный урон. В 1851 г. 13 июля «в восьмом часу пополудни нашедшая сильная буря с запада на монастырь сделала во оном многая поврежедения, а имянно: на настоятельском корпусе железную крышу с северной стороны раскрыло, часть железа заворотило, а часть онаго оторвало и снесло на землю. На каменной ограде с восточной стороны всю железную крышу с деревом (деревянными стропилами. — А.В.) сорвало и снесло на землю, и многая другая по монастырю сделала повреждения». 26 мая 1857 г., в субботу, накануне храмового праздника, в полдень ураганным ветром «снесло железную крышу с правой стороны соборной церкви с придела Сергия Радонежского и уронило на монастырское кладбище». В 1866 г. случилось два урагана — весной и осенью. 17 апреля сильный дождь с порывами ветра, начавшись в 10 часов утра, продолжался до самого вечера; «во время бури немного раскрыло крышу на юго-западной башне, сорвало железо на кухне около трубы и выбило несколько стекол в соборе». 26 сентября в полдень «был страшный ураган, которым в монастыре сорвало Ангела с места на юго-западной башне и немного загнуло крыши на колокольне . [30]
В целом же повседневная жизнь Варницкого монастыря шла размеренно и спокойно. Яркие праздники и большие несчастья словно бы обходили его стороной. Да и сам монастырь стоял на отшибе, на дальней окраине города, вдали от больших проезжих дорог. Как писал один из дореволюционных исследователей ростовских древностей А.А. Титов, «богомольцы редко посещают эту забытую обитель. … Братия малочисленна. Монастырь бывает полон молящимися лишь в Духов день, на Троицу, когда прибывает сюда из Успенского собора крестный ход, и в дни памяти преп. Сергия» . [31]
Действительно, праздники, события и даже предметы, связанные с именем Сергия Радонежского, имели для Варницкого монастыря особое значение. К примеру, в 1854 г. в монастыре появился образ преподобного Сергия, стоящего перед гробом родителей. Икона была написана монахом Троице-Сергиевой лавры Симеоном, освящена на мощах чудотворца и прислана неизвестным благотворителем в Варницкий монастырь вместе с денежным вкладом на вечный помин преп. Сергия. Этот образ в монастыре был окружен большим почитанием, его поместили в Троицком соборе в отдельно стоящем резном киоте . [32]
В 1892 г. Россия праздновала 500-летие преставления преподобного Сергия Радонежского. К торжествам готовился и Троице-Варницкий монастырь. Так, в 1888 – 1890 гг. в монастырском колокольном наборе появилось два новых колокола, ставшие первым и третьим. Новый большой колокол, пожертвованный Всеволодом Александровичем Мальгиным, весил 312 пудов (5111 кг) и был в три с половиной раза тяжелее своего предшественника. Для него даже пришлось перестраивать колокольню [33]. В юбилейный 1892 г. в память преподобного Сергия вблизи монастыря, под южными стенами ограды, на средства благотворителей были выстроены странноприимный дом и богадельня для призрения престарелого и бедного духовенства Ярославской епархии . [34]
25 сентября 1892 г., в день празднования преставления преподобного Сергия, монастырь торжественно отметил пятивековую годовщину кончины святого. К полудню из Ростовского Успенского собора прибыл крестный ход. В Варницком монастыре собрался весь цвет духовенства, прибыло множество богомольцев. В Троицком соборе викарий Ярославской епархии, епископ Амфилохий, отслужил литургию и молебен с акафистом Сергию Радонежскому, после чего был совершен крестный ход вокруг монастыря . [35]
В XIX — начале XX в. Ростов регулярно посещался членами императорской фамилии, но Троице-Варницкий монастырь, вероятно, из-за отдаленности и малозначимости не входил в традиционную программу ростовских святынь, демонстрируемых высоким гостям.
Зато архиереи, как свои, так и прибывавшие из других епархий, нередко заезжали в Варницы. К примеру, только в 30-х годах XIX в. монастырь посетили митрополит Иона, экзарх Грузии, и московский митрополит Филарет, ярославский архиепископ Евгений и костромской епископ Владимир [36].
В 1907-1913 гг. в обители трижды побывал ярославский архиепископ Тихон, удостоенный впоследствии сана патриарха и венца мученика. Первый приезд архиепископа Тихона в Варницкий монастырь произошел вскоре после его поставления на Ярославскую кафедру. Он прибыл в Ярославль 11 апреля 1907 г., а через месяц с небольшим, 22 мая, почтил своим присутствием Ростов и заехал в Варницы. После торжественной встречи, которую устроили владыке настоятель и братия, архиерей осмотрел монастырские храмы, а затем был принят в кельях настоятеля, игумена Леонида. Остальные посещения архиепископом Тихоном Варницкого монастыря пришлись на последний год его пребывания в Ярославле. 2 мая 1913 г. архиерей прибыл в обитель вместе с викарным епископом Иосифом. На этот раз, по желанию архиепископа, обошлись без торжественных церемоний, приезд высоких гостей был ознаменован только колокольным звоном. Архиепископ Тихон и епископ Иосиф осмотрели Троицкий храм. Надо сказать, что состояние монастырского собора в то время оставляло желать лучшего: по причине множества трещин существовала угроза выпадения железных связей. Архиепископ Тихон потребовал незамедлительно произвести ремонт. В течение двух месяцев все «неисправности» были устранены. В том же году, 5 июля, на празднование дня обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, архиепископ Тихон вновь прибыл в Варницкий монастырь. Владыка вместе с сопровождавшими его викарными архиереями, Угличским епископом Иосифом и Рыбинским епископом Сильвестром, настоятелями ростовских монастырей и протоиереем городского собора, отслужил литургию в обновленном Троицком соборе. Столь частые посещения архиепископом Тихоном Варницкого монастыря, а также его внимание к нуждам обители свидетельствовали об особом отношении владыки к этому монастырю. В декабре 1913 г. архиепископ Тихон получил назначение в Виленскую епархию. 12 января 1914 г. он в последний раз посетил Ростов. В тот день, при прощании с архиереем в привокзальной монастырской часовне, братия Варницкого монастыря поднесла ему икону преподобного Сергия [37].
rost3.jpg
Как видим, в истории Троице-Варницкого монастыря было немало ярких событий. Но за пожарами и сооружениями храмов, пьянством членов братии и благочестием истинных подвижников веры, посещениями архиереев и празднованиями юбилеев важно разглядеть повседневную жизнь обители. Обыденное редко фиксируется источниками, но в истории каждого монастыря едва ли не самое главное — это размеренный ход жизни, повторяющийся изо дня в день и не прерывающийся в течение многих столетий.

А.Е. Виденеева.
Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. – М.: Подкова, 2000. 196-208 с.
ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Титов А. А. Историческое описание Троицко-Варницкого заштатного мужского монастыря близ Ростова Великого Ярославской губернии. Сергиев Посад, 1893. С. 13-15.
[2] Ярославская иерархия в описании прот. Иоанна Троицкаго. С предисловием и примечаниями А.А. Титова. Выпуск I. Заштатные монастыри Петровский, Белогостицкий и Варницкий. Ярославль, 1901. С. 108.
[3] Ярославская иерархия… С. 97-98; Израилев А. Описание Ростовскаго, Ярославской губернии Рождественскаго девичьяго монастыря. СПб., 1858. С. 39.
[4] Ярославская иерархия… С. 109-111.
[5]Ростовский филиал государственного архива Ярославской области (РФГАЯО).Ф. 125. Оп. 1.Д. 2. Л. 132,135.
[6] РФ ГАЯО. Ф. 197. On. 1. Д. 778. Л. 1.
[7] Ярославская иерархия… С. 111.
[8]ГМЗРК. Р-763. Л. 62 об., 65.
[9] Там же. Л. 65.
[10] Там же. Л. 65.
[11] Там же. Л. 65.
[12] ГМЗРК. Р-763. Л. 65, 66об.; РФ ГАЯО. Ф. 125. Оп.1.Д. 127. Л. 21.
[13] ГМЗРК. Р-763. Л. 66о6., 68.
[14] Там же. Л. 68.
[15] Там же. Л. 69-70об.
[16] См. напр.: Описание документов и дел, хранящихся в архиве святейшаго правительствующаго Синода (ОДДАС). Т. XXI. СПб., 1913. Приложение. С. 1061-1064.
[17] Ярославская иерархия… С. 116-117.
[18] Мельник А. Г. Ансамбль Троице-Варницкого монастыря // Мельник А. Г. Исследования памятников архитектуры Ростова Великого. Ростов, 1992. С. 56-57.
[19] РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1.Д. 778. Л. 21,31-31об.
[20] ГМЗРК А-763. Л. З-Зоб.
[21] Ярославская иерархия … С. 102; РФ ГАЯО, Ф. 125. Оп.1.Д. 3. Л.8об.
[22] ГМЗРК. Р-763. Л. 10-10об.
[23] Виденеева А.Е. Введенская церковь Варницкого монастыря // Памятники истории и архитектуры Европейской России. Нижний Новгород, 1995. С. 202-205.
[24] ГМЗРК. Р-763. Л. 19об., 25,26,30,33,50об.
[25] Там же. Л. 50об., 54об.
[26] Там же. Л. 55об.
[27] Ярославская иерархия… С. 108.
[28] ГАЯО. Ф. 230. Оп.З. Д. 3367. Л. 9об.
[29] ГМЗРК. Р-763. Л. 60об., 63об.
[30] Там же. Л. 39,49,53,53об.-54.
[31] Титов А. А. Историческое описание Троицко-Варницкого заштатного мужского монастыря… С. 31-32.
[32] Ярославская иерархия… С. 103-104.
[33] Виденеева А.Е. Колокольные наборы ростовских монастырей во второй половине XVIII — начале XX в. // Колокола и колокольни Ростова Великого. СРМ. Ярославль, 1995. Вып. 7. С. 139.
[34] ГМЗРК. Р-763. Л. 62.
[35] Ярославская иерархия… С. 115.
[36] Там же. С. 113-114.
[37] ГМЗРК. Р-763. Л. 65 об., 68-68об.
Источник: http://www.stsl.ru/news/all/k-istorii-rostovskogo-troitse-varnitskogo-monastyrya

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *