На исходе сил на пороге страстной седмицы

Митрополит Антоний Сурожский

Мы вступаем в тяжелые дни. В дни, когда мы вспоминаем Страсти Христовы, в дни, когда и нам нелегко будет приходить в храм, выносить долгие службы, молиться. Многие поставят перед собой вопрос: А стоит ли ходить, когда тело так устало, когда мысли разлетаются, когда нет внутренней собранности и настоящего участия в том, что происходит?

Вспомните тогда то, что было в дни Страстей Господних: сколько было народа, которые много бы дали, чтобы вырваться из ужаса и из истомленности этих дней. Те, которые были близки ко Христу, – как у них разрывалось сердце, как истощались последние силы, телесные и душевные, в течении этих немногих страшных дней… И как сотни, вероятно, народа хотели бы вырваться из этой недели, быть свободными от того, что происходило: от гнева, от страха, от ужаса.

Но жизнь никуда не давала уйти. Никуда не могла уйти от страстей Господних Пречистая Дева Богородица. Никуда не могли укрыться от своего ужаса ученики Христовы, даже в те минуты, когда страх побеждал, и они старались спрятаться от гнева народного. Никуда не могли уйти тайные ученики Христовы, верные жены-мироносицы… Уйти было некуда, потому что ужас обитал в их сердцах, охватывал их извне и изнутри. И также некуда было уйти от этого тем, которые с ненавистью, упорно, злобно добивались Христова убийства.

И вот, когда вспоминаешь это, разве не найдешь себе место в храме в течение этих страстных дней? И у них мешались мысли, и у них холодело сердце, и у них истощались силы, но они жили этим событием. И то, что будет происходить на этих днях, это не мертвое воспоминание о когда-то прошедшем; это событие, которое находится в сердце наших дней, на нем зиждется жизнь нашего мира и наша жизнь.

Поэтому, что бы вы не переживали, как бы мало вы и мы не переживали, будем ходить на эти службы, погружаться в то, что они нам предъявляют. Не будем стараться из себя насильственно выжать какие-то чувства: довольно посмотреть, довольно послушать. И сами события – потому, что это события, а не воспоминания – пусть нас ломают телом и душой. И тогда, когда, не вспоминая себя, а думая о Христе, о том, что происходит на самом деле в эти дни, мы достигнем и той великой субботы, когда Христос упокоился во гробе, – и на нас найдет покой. И когда ночью мы услышим весть о Воскресении, тогда мы тоже сможем вдруг ожить от этого страшного оцепенения, от этой страшной смерти Христовой, умирания Христова, которому мы хоть сколько-то приобщимся в течении страстных дней. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *