Тихий свет Варниц. Очерк

И. В. Сойкин

Копия V LESAX

По тому узнают все, что вы Мои ученики,

Если будете иметь любовь между собою.

Иоанн: 13.35

Наш рассказ о небольшом, но славном монастыре, расположенном в местечке Варницы, что на северо-западной окраине древнего русского города Ростова Великого. И о православной школе при этом монастыре.

К сожалению, сегодня многим даже вполне церковным людям название Варницы мало о чем говорит. Между тем именно в этом древнем поселении ростовской земли 3 мая 1314 года в семье благочестивых бояр, преподобных Кирилла и Марии, родился мальчик Варфоломей — будущий великий подвижник и молитвенник, преподобный Сергий Радонежский (V1392)*.

В XVI веке это место называлось Никольской слободой, где были соляные варницы на реке Ишне. Вероятнее всего, так же именовалось оно и в XIV веке, во время жизни здесь преподобного Сергия Радонежского. На том месте, где находился родительский дом будущего игумена и печальника Земли Русской, в 1427 году архиепископом Ростовским Ефремом (V1454) был основан Троице-Сергиев Варницкий монастырь, который был задуман и исполнен как памятник великому русскому святому — преподобному Сергию Радонежскому.

В этой обители возносили свои молитвы святители — Иов, первый русский Патриарх, Димитрий, митрополит Ростовский, Филарет, митрополит Московский. Здесь бывали святой праведный Иоанн Кронштадтский и святой Патриарх Тихон — первый Патриарх всея Руси после двухвекового синодаль­ного периода (времени, когда патриарший престол, по воле царя Петра, пустовал). Потому и неудивительно, что после 1917 года богоборцы разоряли святое место с особым усердием, пытаясь вместе с обителью преподобного Сергия вытравить из народной памяти и само его славное имя, а с ним и Православие. Монастырь был буквально стерт с лица земли. Да и сама земля, по которой ступал преподобный, была залита асфальтом и рассечена авто­трассой. Но… “когда всё уже кажется гибнущим, тогда воздвигается препо­добный Сергий”, — так писали еще в XIX веке.

После празднования Тысячелетия Крещения Руси в 1988 году Русской Православной церкви стали возвращать храмы.

Возвратили и Варницкому монастырю — помойку на месте взорванного Троицкого собора и разбитый инкубатор в стенах изуродованной и до неуз­наваемости перестроенной Введенской церкви. Больше возвращать было нечего. Лишь памятный деревянный крест да свежесрубленная часовня на месте рождения преподобного Сергия свидетельствовали, что жива еще любовь русского человека к великому угоднику Божию.

Но в 1995 году родину преподобного взяла под свою опеку и покрови­тельство Троице-Сергиева лавра. Дорога, проходившая через освященную подвигом многих молитвенников монастырскую землю, при содействии администрации города была наконец выведена за его пределы. А в 1997 году Варницы посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. “Место рождения глубоко почитаемого на Руси святого — преподобного Сер­гия Радонежского, основателя главной святыни России, Свято-Троицкой лавры, должно по праву вызывать чувство душевного волнения и благоговения у каждого русского человека.

Преподобный Сергий Радонежский, являясь образцом монашеского подвига, внес также неоценимый вклад в государственное устроение нашего Отечества и вот уже в течение более шести веков сохраняет всеобщее почи­тание и любовь к себе.

Игуменом Земли Русской признавали преподобного Сергия Радонеж­ского не только в народе, но и князья, а впоследствии и правящие государи на Руси.

Мы все оказались в неоплатном долгу перед истинным воином Христа Бога, который яко солнце воссиял своему Отечеству.

Долг каждого верующего человека принять посильное для себя участие в возрождении монашеской обители, основанной на месте рождения Святого, и с чистым сердцем взывать к нему: “Преподобне отче наш Сергие! Моли Бога о нас, яко мы усердно к Тебе прибегаем, скорому помощнику и молит­вен­нику о душах наших!”, — сказал тогда Святейший Патриарх.

И воцарившаяся на святом месте, казалось навечно, “мерзость запус­тения” стала медленно отступать перед молитвой, постом и кропотли­выми смиренными трудами насельников возрождающейся обители.

30 апреля 2003 года в Варницком монастыре наместником Свято-Троиц­кой Сергиевой лавры владыкой Феогностом, по благословению Святейшего Патриарха, было совершено Великое освящение возрожденной Введенской церкви и первое богослужение.

На проповеди с амвона воскресшего храма владыка Феогност сказал: “Лишь очистив сердца свои и свои святыни от мерзости запустения, сможет народ наш вновь увидеть Бога. Еще 10—15 лет назад никто даже в самых смелых мечтах не предполагал, что монастырь-памятник на родине препо­доб­ного Сергия Радонежского возродится. Но стали стекаться на святое место подвижники и молитвенники… Не сразу, но стали появляться у Троицкой обители и строители, и администраторы, и учителя, и благотворители. При монастыре есть школа. Люди стали понимать, что воскресение храма — это и воскресение народа, и воскресение Отечества. Стали понимать, что без храма Россию восстановить нельзя, потому что Отечество наше — право­славное и по духу, и по форме, и по содержанию”.

Еще в 1995 году, одновременно с началом восстановительных работ, при монастыре была создана и воскресная школа. Но одно дело — школа воскресная, и совсем другое — православная общеобразовательная. Когда в монастыре не было еще храма для богослужения, не было самого необ­ходимого для нормальной жизни братии, даже думать о такой школе казалось преждевременным. Но думали и по мере сил готовились.

Православная школа — дело хлопотное и дорогое. Много сил, времени и средств потратил настоятель Троице-Сергиева Варницкого монастыря игумен Силуан, его единомышленники и помощники, чтобы многострадальное, полу­разрушенное здание школы ожило, наполнилось учащимися и учителями — вновь стало полноценным православным учебным заведением. Ныне право­славная гимназия в Варницах хорошо известна в Ростове и за его пределами, пользуется заслуженным авторитетом у школьников, родителей и педагогов города и его окрестностей.

Именно с появлением православной гимназии в этом заброшенном людьми (но не Богом!) уголке связано воскресение к нормальной челове­ческой жизни не только Варниц, но и всех фактически вымирающих окрестных деревень и поселков. Отчаявшиеся было родители, многие из которых пере­селенцы, устроили детей в прекрасно оборудованную, даже по столичным меркам, школу. И сами успешно трудятся при школе и монастыре. Сложилась настоящая церковная община, объединенная не только совместной воскрес­ной службой, но и всей полнотой церковно-приходской жизни. Заметим, к слову, что большинство православных семей в Варницах — многодет­ные.

Вот в этом, думается, и есть причина и важное условие успешного церков­ного строительства обители и одновременно духовного (да и физического!) воскресения жителей окрестных деревень и поселков, ныне — её прихожан, ибо одно без другого, как показывает опыт, не получается. “Вера без дел мертва есть” (Иак. 2,17), но и дела, совершаемые без веры, — безблагодатны и недолговечны на земле.

Крайне важно понимать, однако, что “дела” монастырей вовсе не огра­ничи­ваются только социальным служением. Мол, чем большую социальную помощь оказывает обитель или церковная община людям (учит, кормит, раздает одежду, дает работу и жилье и т. п.) — тем она лучше. Монастырь вовсе не дублирует государственную систему социального обеспечения. Кроме любви к ближнему своему монастырь учит нас любви к Богу — нашему Творцу, Заступнику и Утешителю.

Сегодня мы, современные и даже церковные люди, по причине малого духовного опыта, по маловерию своему с трудом понимаем то значение, какое имеют православные монастыри для жизни нашего государства и народа. Дивизия, завод, больница, школа — это понятно, а монастырь?

Часто нам кажется, что за толстые монастырские стены уходят для того, чтобы оставить этот жестокий и несправедливый мир и обрести личный покой и утешение в келейном одиночестве и молитве, отрешиться от забот мира сего. Но это ошибочное или, во всяком случае, совершенно неполное, недостаточное представление о роли монастырей в жизни общества. Не пренебрежение миром, а пламенная молитва за мир, за реальных живых и умерших людей и просвещение мира светом Вечной Истины, светом Слова Божия, светом Веры и Любви — вот одна из важнейших “функций” монастыря.

Именно из монастырских стен, из богословия вышла (ушла) в мир наука. Философия, астрономия, химия, медицина, педагогика, прибавим сюда лите­ратуру, живопись, музыку, а еще и социальную защиту (богадельни, больницы, сиротские и детские приюты, странноприимные дома и т. д.), — все они родом из монастырских обителей, из церковных общин. Неразрывно связана с монастырем регулярная армия, ибо по принципу монастырского устава воинов Христовых — монахов (послушание, дисциплина, единоначалие, иерархия) — она и по сей день строится — вспомним знаменитых монахов-воинов Пересвета и Ослябю. Однако и это ещё не всё.

Не от мира ограждается православный монастырь своими высокими стенами, но ограждает ими мир от козней и происков зла. Монастырь — это кре­пость, это поле брани, это фронт — передовая, на которой идет не прекра­щающаяся ни на минуту жестокая и бескомпромиссная война человека (лучших его представителей) с силами “духов злобы поднебесных” (Еф. 6,12).

Монастырь — это “громоотвод”, принимающий на себя основной удар ненависти как инфернальных (адских) сил, так и их многочисленных земных слуг и приспешников.

Этого не понимали, судя по делам их, император Петр и императрица Екатерина Великие и без всякого сочувствия ломали не ими созданные монастыри и перекраивали Церковь (не имея на то церковного благословения и права) по своему земному усмотрению и потребностям.

Зато прекрасно понимали это революционеры-богоборцы, когда, придя к власти, прежде всего обрушили свою нечеловеческую ярость и ненависть не на внешнего врага (германцев) и даже не на врага “классового” — буржуа­зию, а на Церковь, на святыни и святые обители ее (Троице-Сергиева лавра была закрыта в 1918 году), на монашествующих и простых верующих.

И ещё: монастырь, монах, патриарх — это заступник, предстоятель и представитель человечества перед Богом Иисусом Христом и Его Пречистой Матерью Пресвятой Богородицей. Это ответчик и проситель и одновременно добровольная искупительная жертва Богу за грехи всего мира. Ибо крест, который по своей воле возлагает на себя монах, есть самый тяжелый из всех земных крестов.

“Попов и монахов не жалей, а то их Бог жалеть не будет” — добродушно посмеиваются в народе и не жалеют в большинстве случаев, а только осуж­дают, себе же на грех, о чем и свидетельствует вся наша история. Но монах и не требует жалости, напротив, он сам, как любящий отец, жалеет своих детей — прихожан, земляков, соотечественников и всё человечество.

Необозримо поле монастырской работы. Но мы и не ставим себе целью измерить его. Наша задача много скромнее: на примере просветительской деятельности возрождающейся древней русской обители — Варницкого Троице-Сергиева мужского монастыря — рассказать читателю о том, как работает, сотрудничает Русская Православная Церковь с современной школой.

*   *   *

Христианская традиция с неизменным уважением и сочувствием отно­сится к светскому образованию. Многие отцы Церкви учились в светских школах и считали изучаемые в них науки полезными и даже необходимыми для верующего человека. Святитель Василий Великий писал, что “внешние науки не бесполезны” для христианина, который должен заимствовать из них всё служащее нравственному совершенствованию и интеллектуальному росту.

С православной точки зрения желательно, чтобы система российского образования была основана на традиционных христианских ценностях. “Церковь уважает светскую школу и готова строить свои взаимоотношения с ней исходя из взаимного признания человеческой свободы. При этом Церковь считает недопустимым намеренное навязывание учащимся антирелигиозных и антихристианских идей, утверждение монополии материалистического взгляда на мир…

Школа — посредник, который передает новым поколениям нравственные ценности, накопленные прежними веками. В этом деле школа и Церковь призваны к сотрудничеству. Образование, особенно адресованное детям и подросткам, призвано не только передавать информацию. Возгревание в юных сердцах устремленности к Истине, подлинного нравственного чувства, любви к ближним, к своему Отечеству, его истории и культуре должно стать задачей школы не в меньшей, а может быть, и в большей мере, чем препода­вание знаний” — таков взгляд Церкви на деятельность школы, изложенный подробно в “Основах социальной концепции Русской Право­славной Церкви”, принятой на Освященном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в юбилейном 2000 году.

Увы, реальные итоги многолетнего и, похоже, всё еще далекого от завершения реформирования школы свидетельствуют о несовпадении взглядов Церкви и официальной школы по этому вопросу. На практике мы невооруженным глазом видим, что государственная школа, вопреки вековым традициям, всё более снимает с себя функции воспитательного учреждения, оставляя за собой только обучение. Заметим: реформирование школы проис­ходит без существенного в том участия самих учащихся, родителей, да и учителей тоже. Их просто ставят перед фактом того или иного очередного нововведения, исходящего от высоких инстанций, и не спрашивают ни согласия, ни мнения о результатах. Ну разве только если эти нововведения вызывают всеобщее гневное возмущение и неприятие, как это было, например, с программами пресловутого полового воспитания или валео­логией, — в таких случаях какая-то корректировка еще была возможна.

Образование без образа — не новинка. Это всё тот же дорогой сердцам наших вечных западников-либералов идеал. Для церковного человека обра­зование без образа есть безобразие. “Свято место пусто не бывает” — место образа занимает нечто иное.

Мы не ставим себе целью перечисление болезней и недостатков совре­мен­ной государственной школы. Её трудное состояние — боль и забота всенародная. Наша школа (как, кстати, и армия) — точный слепок, отражение нашего общества. Её грехи и беды — наши грехи и беды. И потому только от нас самих зависит, какой быть нашей школе в будущем: продолжит ли она лучшие традиции русской педагогики, или скатится на уровень, какой укажут нам творцы “нового мирового порядка”.

Безусловно, от повседневной, кропотливой, изнурительной, часто жерт­венной борьбы за государственную школу, за наших детей в школе людям церковным уклоняться никак не следует. “Церковь призвана и стремится содействовать школе в ее воспитательной миссии, ибо от духовного и нравст­венного облика человека зависит его вечное спасение, а также будущее отдельных наций и всего людского рода” (“Основы социальной концепции Русской Православной Церкви”).

Но не должно быть упущенным и другое направление педагогической деятель­ности, а именно — реализация международно признанного права верующих семей на получение детьми религиозного образования и воспи­тания. И в этих целях Церковь сама создает православные общеобразова­тельные учебные заведения, справедливо ожидая от государства поддержки.

Вот теперь, после необходимых, с нашей точки зрения, отступлений и комментариев, вновь вернемся к судьбе Сергиевской, как её нарекли основатели церковно-приходской школы в Варницах.

В 2004 году православная Сергиевская гимназия при Троице-Сергиевом монастыре усилиями её директора игумена Силуана и педагогического коллектива поднялась на новую высоту. При гимназии создается пансион, куда были приняты в 10-й класс первые двадцать шесть юношей право­славного вероисповедания, успешно окончившие девять классов светской школы, для получения ими полного среднего и начального богословского образования.

В настоящее время учащиеся пансиона размещены в новом красивом и благоустроенном здании. Комнаты, в которых живут старшеклассники по два-три человека, светлые, удобные, оборудованы всем необходимым для учебы и проживания. Бытовые помещения содержатся в идеальном порядке. Имеются библиотека и читальный зал. В хорошо оборудованных классах кроме уроков проводятся самоподготовка, консультации и факультативные занятия. Питание — четырехразовое, в монастырской трапезной. Есть хорошо оснащенный спортзал и зал для настольного тенниса. Актовому залу пансиона может позавидовать и какой-нибудь столичный театр. Учащиеся одеты в красивую удобную форму. Распорядок дня плотный и продуман до мелочей, сочетает в себе всё необходимое для интенсивной учебы, здоровой физи­ческой нагрузки и полноценного отдыха. Трудовое обучение и лабораторные работы, требующие специальных кабинетов, проводятся на базе городской средней школы, с которой поддерживаются самые дружеские отношения. По согласованию с командованием в Учебном центре МВД, на территории которого недавно был построен храм во имя великомученика Георгия Побе­доносца, проводятся занятия по начальной военной подготовке и патриоти­ческому воспитанию старшеклассников.

Вместе с общеобразовательными предметами, определяемыми государ­ственным стандартом, в гимназии изучаются: Закон Божий, история Церкви, литургика (изучение богослужения), гомилетика (умение проповедовать), церковное пение, основы иконописи. В ближайшей перспективе предпо­лагается организовать курсы миссионеров, псаломщиков, певцов церковного хора, иконописцев, звонарей, алтарников и пономарей.

Однако христианское образование включает не только вероучительные дисциплины, но и другие предметы, что крайне важно для формирования цельного мировоззрения школьника. Так, например, на уроке биологии учащихся знакомят и с дарвинизмом, но обязательно с изучением обширной научной критики этой гипотезы видными учеными — креационистами и бого­словами.

Профессиональный уровень кропотливо подобранного на конкурсной основе педагогического состава гимназии высок — из 10 учителей-предмет­ников 8 имеют высшую категорию, все воспитатели обладают многолетним педагогическим опытом. Обращает на себя внимание доброжелательная, лишенная привычной школьной суеты и торопливости, я бы сказал, академи­ческая атмосфера, царящая в гимназии.

Беседуя с десятиклассниками, я невольно замечаю, какой заботой они окружены. Для них ученики пансиона как родные дети — те самые ближние, без которых невозможно и личное спасение. Тусклых, недовольных, раздраженных лиц нигде не заметил. Наоборот, старшеклассники производят впечатление юношей серьезных, самостоятельных, глубоких, воспитанных, открытых, искренних и жизнерадостных — явно не по воле случая собравшихся здесь, а объединенных единомыслием и едиными высокими целями. Все хотят послужить Богу и людям.

Ерохин Николай. Приехал в гимназию из поселка Шишкин лес Подоль­ского района Московской области:

— О гимназии я узнал из передачи радиостанции “Радонеж”. Мои роди­тели иконописцы. С пяти лет я регулярно посещаю храм. С семи начал исполнять обязанности алтарника. После окончания 9-го класса по совету родителей поехал в Варницы познакомиться с монастырем и пансионом. Уже на третий день дал родителям телеграмму, что остаюсь в Варницах. Здесь очень красивая природа и необыкновенно умиротворяющая атмосфера. Я давно познакомился с жизнью и подвигами преподобного Сергия Радонеж­ского, полюбил этого замечательного святого и всегда мечтал побывать на его родине. Жить на земле, где он родился и где прошли его детские годы, для меня счастье. Я всегда ощущаю его помощь: он слышит и понимает нас. По своей школе и друзьям иногда скучаю, но не жалею, что поступил сюда. А с друзьями мы видимся на каникулах. Родители же и сами нередко приез­жают ко мне. Они тоже рады за меня. Здесь нет мирской суеты и агрессии внешнего мира, атмосфера молитвенная и благодатная. Очень хорош препо­да­вательский состав, и особенно воспитатели. Они помогают нам привыкнуть к новым условиям жизни и друг к другу. Здесь я почувствовал, что такое настоящее живое Православие, что такое настоящая дружба и взаимовыручка. Жизнь в гимназии, на территории монастыря и общение с братией помогают нам и лично мне осознать истинный смысл жизни человека, увидеть свое призвание и своё служение. Благодарю Бога и спасибо всем, кто создал на этом святом месте такую хорошую и так необходимую нам гимназию.

Максим Архипов прибыл из Владимирской области:

— 1 сентября мы с моим духовным наставником, священником Виталием, приехали в Троице-Сергиеву лавру перед началом учебного года поклониться преподобному Сергию. В книжной лавке ко мне подошел какой-то мальчик и дал в руки листок, на который я вначале не обратил внимания. Только дома, разбирая книги, я увидел, что это объявление о приеме учащихся в 10-й класс гимназии пансионного типа при Варницком Троице-Сергиевом монастыре. Желание поступить возникло сразу, и я попросил маму позвонить по указанному в объявлении телефону. Я боялся, что уже опоздал, но меня пригласили приехать и познакомиться с гимназией и монастырем. Повез меня в Варницы сам отец Виталий. Мне все очень понравилось. Настоятель монастыря игумен Силуан и педагоги гимназии побеседовали со мной, проверили мои знания и приняли в 10-й класс. Вернулся домой, собрался и через неделю уже приступил к учебе на новом месте. Здесь хороший порядок. Всё продумано: учеба в классах сочетается с молитвой. Мы получаем огром­ный багаж знаний на всю жизнь. Я готовлю себя к поступлению в Московскую духовную семинарию. Хочу быть священником. Это и мое желание, и желание родителей. Условия и для учебы, и для отдыха здесь прекрасные. Воспитатели и учителя очень хорошие — понимают нас и наши нужды. Иногда мы состав­ляем анкеты со своими пожеланиями, и они по мере возможности учиты­ваются. Питание в монастырской трапезной вместе с братией монастыря. Гото­вят очень вкусно. Пища здоровая и полезная. В монастыре есть опытный и внимательный врач — Борис Степанович, который следит за нашим здо­ровьем. Мы часто ездим в паломнические поездки. Побывали у многих святынь Троице-Сергиевой лавры, Ярославля, Переславля-Залесского, Костро­мы, Суздаля, Углича, Иваново и Ростова. Были у Животворящего Креста в с. Годеново. Несем послушания в трапезной, в общежитии, в храме во время богослужений. В программу обучения гимназистов входит произне­сение проповедей с амвона. Имеющие музыкальные способности охотно поют на клиросе. Но главное — учеба. Однако есть возможность и поразмыш­лять в уединении, осмыслить прожитый день. Желающим поступать в нашу гимназию советую не сомневаться. Конечно, духовная жизнь требует трудов, постоянной работы над собой, но зато она и благодатная — дает и силы, и настоя­щую радость жизни. Здесь, в гимназии при монастыре, наша вера укреп­ляется и подтверждается делами.

Беседую с настоятелем Троице-Сергиева Варницкого монастыря, дирек­тором православной гимназии игуменом Силуаном:

— Какие вступительные экзамены должен сдать желающий обучаться в гимназии-пансионе?

— Проводится собеседование по определению религиозной грамотности в объеме книги протоиерея Серафима Слободского “Закон Божий. Руковод­ство для семьи и школы”. А также делается “срез знаний” по основным пред­метам школьной программы: истории, географии, литературе, русскому язы­ку, алгебре, геометрии, химии и физике.

— Откуда приехали к вам в пансион ученики?

— Из разных мест: из Московской, Ярославской, Владимирской и Твер­ской областей, а также из Москвы, Санкт-Петербурга, Ярославля, Костромы, Улан-Удэ, Читы, Магадана и Ташкента.

— Батюшка, откройте секрет успеха в столь трудном деле, каковым является создание и обеспечение всем необходимым православной гимназии, да еще и пансиона.

— Гимназия действует по благословению Святейшего Патриарха Москов­ского и всея Руси Алексия II и под покровительством Преосвященнейшего Феогноста, епископа Сергиева Посада, наместника Свято-Троицкой Сер­гиевой лавры. А еще секрет успеха заключается в молитве. День наш начи­нается с братского молебна, в котором участвуют и гимназисты. Молитвой день и завершается. Каждый гимназист учится в доброжелательной среде единомышленников, а не в разнородной или даже враждебной среде, как это нередко бывает в светских школах. Усилия педагогов и воспитателей в нашем пансионе направлены на то, чтобы давать знания, а не заставлять уче­ников учиться. Наши дети от произвола и агрессии внешнего мира хорошо защищены. Их учат не только безбоязненно исповедовать себя христианами и нести Слово Божие в мир, но и учить тому других.

Подумалось мне, что есть и ещё одно важное слагаемое успешной жизне­деятельности православной гимназии-пансиона. Оно ощущалось и присут­ствовало везде, где мне пришлось побывать, осматривая монастырь и гимназию, общаясь с насельниками обители, учителями и гимназистами. В одном из классов на учительском столе я заметил кем-то оставленный лист бумаги. На нем было написано: “Без любви — всё ничто. Справедливость без любви делает человека жестоким. Воспитание без любви делает человека двуликим. Ум без любви делает человека хитрым. Приветливость без любви делает человека лицемерным. Власть без любви делает человека насиль­ником. Богатство без любви делает человека жадным. Вера без любви делает человека фанатиком. Есть только одна великая держава на земле и на небе — ЛЮБОВЬ!”.

Покидал Троице-Сергиев Варницкий монастырь я со светлым и радост­ным чувством. И скоро понял его причину: своими глазами увидел нашу школу для наших детей.

Источник:

“Наш современник” N8, 2005

http://www.nash-sovremennik.ru/p.php?id=6&n=8&y=2005

2 thoughts on “Тихий свет Варниц. Очерк

  1. Прочитала такие теплые слова о Варницком монастыре и почувствовала с какой любовью все это написано и как это созвучно мне и моей семье. Мы тоже по очереди приезжаем в Варницкий монастырь,посещаем богослужения,отдыхаем душой, получаем в полном смысле исцеление души. А ребята? Даже смотреть на них приятно, столько спокойствия, доброжелательности и открытости в них.

  2. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ игумену Борису.
    Люди, пришедшие в Варницы на смену отцу Борису, очень быстро сумели уничтожить все, что с таким трудом созидал батюшка. Были изгнаны страждущие и болящие, которых пригревал возле себя отец Борис, их вышвырнули в теперешний суровый и опасный мир. Заросли бурьяном поля и огороды. Не потребовалось готовиться к сенокосу, так как была ликвидирована молочная ферма, всех коров отправили на бойню.

    Кто-то из духовных чад достал отцу Борису путевку на Кипр, предлагали поехать отдохнуть. Он отказался: не мог душою отвлечься от Варниц («Будем молиться, чтобы не все там уничтожили новые насельники»).

    Срочно распродавались стройматериалы, запасенные отцом Борисом, и приобретенная им сельхозтехника.

    «Племя младое, незнакомое» бурно пожинало плоды трудов своего предшественника.

    Местные ростовские газеты изливали на отца Бориса потоки грязи.

    Отец Борис ничего этого не видел, но он чувствовал и знал, что происходит с его любимым детищем — Варницким монастырем. Какое сердце могло выдержать все это? И какая тяжесть легла на сердце батюшки! Скорбь его увеличивалась еще и оттого, что многие из близких ему людей поверили сплетням и отвернулись от него.

    Временщики недолго тешились в Варницах. На смену им пришли другие… Но никогда уж в Варницах не будет той светлой радости, той чистой молитвы, той атмосферы мира, любви и покоя, которую мог создать только отец Борис.

    Недавно выпущена книжка о Варницком монастыре. Отцу Борису там посвящено ровно две с половиной строчки: «Борис, игумен, настоятель с марта 1995 года; из братии Троице-Сергиевой Лавры. Переведен в Ивановскую епархию»… А что скрывается за этими строчками,— знают только те, кому посчастливилось побывать в Варницах в лучшее время обители, связанное с отцом Борисом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *