Пасхальная встреча (пьеса в одном действии)

И. В. Сойкин,

катехизатор Варницкого монастыря

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Василий и Ольга – старшеклассники, учащиеся Православной гимназии;

Сергей – учащийся городского лицея, друг детства Василия, одет по молодежной моде, джинсы с цепями.

Костя и Вера – одноклассники Василия и Ольги.

Бабушка – пожилая женщина в очках, с хозяйственной сумкой-пенсионеркой.

Два современных молодых человека в наушниках, у одного в руке банка с «энергетическим напитком», второй жует «жвачку» – одноклассники Сергея.

ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ: Светлая седмица.

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: Автобусная остановка. На остановке стоит Сергей и увлеченно играет на мобильном телефоне. Василий и Ольга проходят мимо. Сергей поднимает голову, замечает Василия и окликает его. Время от времени слышится колокольный трезвон.

***

СЕРГЕЙ – Васек, здорово! Во прикол, – сто лет не виделись, а тут – нос к носу! Ты чо здесь тусуешься? На дискотеку что ли? – Так еще рано.

Василий подходит к Сергею и жмет ему руку:

ВАСИЛИЙ – Здравствуй, Сергей. Рад тебя видеть. Да, в одном городе живем, а больше года не встречались. А ты изменился. Такой был скромный тихий мальчик.

СЕРГЕЙ – Что было, то прошло – По телеку учат: «Бери от жизни всё!». Надо поспевать, а то другие растащат.

Сергей достаёт пачку сигарет:

– Закуришь? У меня «Гламур-пятёрочка» – суперлегкие.

ВАСИЛИЙ – Сигареты легкие, а последствия тяжелые. Мы же слово друг другу давали не курить.

СЕРГЕЙ – Это ж в детстве было! А я так, для понта, балуюсь.

Сергей сует пачку обратно в карман, смотрит на Ольгу:

– Классная у тебя чувиха!

ВАСИЛИЙ – Ну, ты и нахватался словечек. А еще сын профессора!

Ольга подходит к ребятам.

ВАСИЛИЙ – Вот, Оля, знакомься: мой друг детства Сергей. До десятого класса вместе в лицее учились, пока я к нам не поступил в гимназию. А это Оля, моя одноклассница.

Ольга протягивает руку Сергею для приветствия:

– Христос воскресе, Сергий!

СЕРГЕЙ – Здрасте, Оля. Только я не въехал – какое «воскресе»? Сегодня же среда!

ВАСИЛИЙ – Христос воскрес. Ты же крещеный, Сережа, а Христа не знаешь!

СЕРГЕЙ – А зачем Его знать? Его, может, и вовсе нет. А то, что крещеный – так это меня бабушка крестила еще маленького. Отец тогда ругался! А что с бабушки взять – она хоть у меня и добрая, да малограмотная, в смысле не продвинутая. Всю жизнь сельским учителем проработала.

ВАСИЛИЙ – Это ты малограмотный, раз об Иисусе Христе ничего не знаешь.

СЕРГЕЙ – Ну, почему не знаю. По мировой культуре проходили: Магомет, там, Христос. Этот еще, толстый был такой. Ну, спал все время под деревом голый, в позе лотоса.

ВАСИЛИЙ – Будда, что ли?

СЕРГЕЙ – Ага, он самый. Так и мелким известно, что все они обманщики. Придумали сказки и реально людям головы морочат. А люди им бабки платят и тешатся баснями про Боженьку. А батя мой говорит, что и вовсе никакого Христа не было. И Бога в натуре нету, это наукой доказано.

ВАСИЛИЙ – Странная у тебя наука: если Христа не было, то кто же тогда обманщик? Ты сам подумай. И науки такой нет, которая доказала, что Бога не существует. Есть ученые верующие, а есть не верующие. Кстати, все самые великие ученые были верующими. Ньютон, например, Паскаль, Ломоносов, Менделеев, академик Павлов – всех не перечислишь. А неверующие, если они люди честные, должны признаться, что они не знают, есть Бог или нет.

ОЛЬГА – Знаете, Сережа, можно закрыть глаза и утверждать, что света не существует. Кроту, например, не нужен свет, свет ему мешает. Но если крот не видит солнца, это не значит, что солнца нет в природе.

СЕРГЕЙ – Да, в этом что-то есть. Но я не понял, а почему «на Вы»?

ОЛЬГА – А почему «на Ты»? Мы с вами совсем незнакомы.

СЕРГЕЙ – Ну, как знаешь. Только не обижайся, я к тебе «на Ты» буду, – как все нормальные люди. Лады?

ОЛЬГА – Извольте, сударь. А кто, по-вашему, нормальный?

СЕРГЕЙ – Во, даёт!

ВАСИЛИЙ – Да будет вам препираться – не отвлекайтесь!

Сергей и Ольга демонстративно вежливо оборачиваются в его сторону

До Колумба европейская наука не верила, что где-то может быть Америка, но Америка прекрасно без Европы существовала. Потом не верила, что микробы есть, что радиация существует. Вообще, поле деятельности науки – это природа, сотворенный Богом мир, а не Творец. Для познания Самого же Творца у науки нет инструмента – тут ни микроскопом, ни телескопом не обойдешься.

СЕРГЕЙ – А у кого же такой инструмент есть, чтобы посмотреть через него и Бога увидеть?

ВАСИЛИЙ – У Церкви есть. А называется этот инструмент – вера. Придешь с верой в Церковь и сам Бога увидишь. Как и сказано в Библии: «Иди и смотри»!

ОЛЬГА – И не только увидеть. В Церкви и поговорить с Богом, и даже другом Божиим стать можно.

СЕРГЕЙ – Здорово вас там в вашей поповской школе натаскали – заслушаешься. Только мне и без веры вашей жизнь в кайф. Все ясно и понятно: что вижу – то и есть. А чего не вижу – того нет. И надеюсь только на себя, а не на вашего невидимого Бога.

ВАСИЛИЙ – Живешь ты, Сережа, хоть и «в кайф» пока, но все равно по вере, и сам того не понимаешь. Неверие – это вера в противоположное.

СЕРГЕЙ – Что-то я не догоняю. И во что же я верю, если я атеист и знаю, что Бога нет?

ОЛЬГА – Нет, Сергей, вы не знаете, а именно верите, что Бога нет. Доказать отсутствие Бога вы не можете.

СЕРГЕЙ – Гагарин в космос летал, а Бога не видел.

ОЛЬГА – А если я в лес зайду, посмотрю под первый куст, грибов-ягод не увижу и скажу, что в этом лесу ничего нет, – я права буду?

ВАСИЛИЙ – Пилат с Иисусом Христом рядом стоял и тоже Бога не видел. И Гагарин не всё в космосе разглядел. А чтобы Бога видеть не обязательно в космос летать. Бог всегда рядом стоит и в сердце наше стучится. Только не все слышат. А некоторые слышат, да впускать не хотят.

ОЛЬГА – Сергей, а если вы, ошибаетесь, и Бог действительно существует, представляете, как вам страшно будет с Богом встретиться? Как умный человек, вы должны такую возможность учитывать. Что вы Ему тогда скажете: «Простите, я Вас не знаю!?» Тогда и Бог вам то же скажет. И пойдете вы, знаете куда?

СЕРГЕЙ – В ад, что ли?

ОЛЬГА – А вы догадливы.

СЕРГЕЙ – Спасибо, Оля. Но хоть тебе я догадливым показался. От родителей и от учителей только и слышишь: «балбес» да «лодырь», «тунеядец». Наверное, и Васька меня таким считает. Потому, что я в вашу «бурсу» идти с ним отказался.

ВАСИЛИЙ – Даже в завтрашнем дне нельзя быть уверенным, потому что никто не знает, что с ним произойдет через минуту. Знаешь поговорку: «Как снег на голову!» Шел себе человек на дискотеку и вдруг – бац! – в больнице оказался.

СЕРГЕЙ – Вот это правда. Это я понимаю. Выходит, никому верить нельзя!?

ВАСИЛИЙ – Ничего ты не понимаешь. Верить надо. Но верить надо Тому, от Кого действительно всё зависит.

СЕРГЕЙ – И кто же это такой? От кого это и снег, и моя жизнь и даже завтрашний день зависит?

ВАСИЛИЙ – А ты и правда, тормоз, Сергей. Или прикидываешься? Разве не ясно: Кто всё устроил, от Того всё и зависит. Ему и верить надо. Логично?!

СЕРГЕЙ – А кто все устроил? Вы говорите – Христос, а мусульмане говорят – Аллах, они Христа Богом не считают. А у индусов вообще миллион богов. И кто же прав? А может быть все правы? Но так не бывает. Истина – она одна. А заблуждений может быть много. Так вот я считаю, что прав я – нет Бога и нет проблем. Всё ясно и просто.

ОЛЬГА – «Сказал безумец в сердце своем: нет Бога» Псалом тринадцатый.

СЕРГЕЙ – Какой еще «псалом»? Это я безумец?

ОЛЬГА – Да нет, Сереженька, – тот безумец три тысячи лет назад жил. А вы умница – Истина, действительно, одна, она в Православии, а заблуждающихся много. Беда в том, что вы этой Истины пока не видите. Духовно слепенький вы еще. Хотя в России – в православной стране живете!

СЕРГЕЙ – Ну вот, Оля, и ты меня ругаешь, а я уж было подумал… Значит, я по-вашему слепой крот? Ладно. Только я не врубаюсь, вы говорите, что я не знаю, а верю; говорите «наука не может доказать»; «нет таких ученых». А как же Дарвин? Он доказал, что человек от обезьяны произошел. И в это я не верю, я точно это знаю. У нас препод в биологии здорово сечет.

ОЛЬГА – Кто кого сечет? Какой «препод»?

СЕРГЕЙ – Да вы не прикалывайтесь. О деле говорим. В общем, биолог наш, преподаватель, все по полочкам нам разложил, на схемах показал, как жизнь из бульона возникла, потом со временем, от простого к сложному, все усовершенствовалось, развивалось и до обезьяны докатилось. А уж из обезьяны человеку появиться и вовсе раз плюнуть. Увидела обезьяна банан, а лезть на дерево лень было. Взяла она палку в лапу и банан сбила – вот вам уже и пол человека. И не лапа уже, а рука. А дальше дело времени: сначала питекантроп костер развел, потом неандерталец мамонта каменным топором завалил, а там уже и кроманьонец с железом, паром, с электричеством. Всего и делов-то – миллион лет, и получите человека разумного. А хоть бы и три миллиона – какая разница? Со временем все может получиться. Одним словом – эволюция.

ОЛЬГА – Церковь эволюцию не отвергает. Даже наоборот. Эволюция впервые именно в Библии описана: мир был сотворен Богом постепенно, но периодами. За шесть дней творения: от света до звезд и планет, от растений до рыб, птиц, животных и человека. Это и есть эволюция.

ВАСИЛИЙ – Церковь не против эволюции, Церковь против эволюционистов.

СЕРГЕЙ – А это кто такие?

ВАСИЛИЙ – А это те, которые вроде тебя, утверждают, что эволюция идет без Бога, сама собой.

ОЛЬГА – Как ступа с бабою Ягой! А, между тем, и волос с головы человека без воли Божией не упадет.

ВАСИЛИЙ – И уж тем более хвост у обезьяны не отвалится. Вникаешь?

СЕРГЕЙ – Это, как раз, ясно: что за Бог, если без Него что-то само случается! Богом лишь тот может считаться, кто всё в своей руке держит. А если не всё – то какой же он Бог?

ВАСИЛИЙ – Верно. И еще тебе важно знать, что Бог Вседержитель не просто силой, а любовью Своей всё держит, с любовью правит и всем людям желает блага – вечного счастья, значит.

СЕРГЕЙ – И это понятно. Если силой держать – кому понравится? Это уже не жизнь будет, а рабство, концлагерь какой-то. Без любви не Бог, а диктатор получится. Ну, а диктаторов всегда сбрасывают рано или поздно. А знаете почему?

ВАСИЛИЙ (удивленно) Нет, просвети!

СЕРГЕЙ (с гордостью) – Это я сам додумался. Диктатор всегда берет у других. Значит, ему чего-то не хватает. А если не хватает, то какой же он Бог? А если с любовью править, это значит давать другим. Как в семье, например, отец обо всех заботится. Мой батя, когда мама в больнице была, ей литр крови своей отдал. А потребовалось бы – он ей и жизнь отдал бы. Я в этом уверен. Да, всем миром править только любовь может.

ОЛЬГА – Так Бог и есть Любовь! Браво, Сереженька. Вы прямо философ или даже поэт!

СЕРГЕЙ – А то! И мы не лыком шиты. А вы-то откуда всё это знаете?

ОЛЬГА – Приходите к нам в гимназию, приходите в Церковь, и вы знать будете.

СЕРГЕЙ – Интересно с вами! А ведь я об этом никогда не задумывался.

ВАСИЛИЙ – А надо бы. Сам говоришь, что детство кончилось. Труд не может превратить обезьяну в человека. Это мы выяснили. Зато лень и безбожие запросто превращают человека в обезьяну. На той же дискотеке, на рок-концертах или на стадионах видел как толпа «колбасится»? Некоторых «фанатов» не то, что людьми разумными – даже нормальными назвать нельзя.

ОЛЬГА – А ведь и правда, ребята, посмотрите, что получается: неверующий человек и на самом деле в человекообразную обезьяну превращается. В ту самую переходную форму, которую атеисты так упорно ищут. Бог вдохнул в человека дыхание жизни, а неверующий человек это дыхание добровольно выдохнул вместе с верой. И что же от человека остается?

СЕРГЕЙ – Зверь остается, биологическое существо.

ВАСИЛИЙ – Отлично сказано, Сергей! Человек без веры в Бога всего лишь биологическое существо, хотя и высоко развитое.

СЕРГЕЙ – Это не я, это Оля додумалась.

ООЛЬГА – Это не я, об этом ещё Достоевский писал: «Русский человек без православия – дрянь, а не человек».

СЕРГЕЙ – Вот это припечатал. Ну и Достоевский. Это же и ко мне относится. Круто!

ВАСИЛИЙ – Это ко всем относится. Но люди верят, и всегда будут верить в Бога. Потому, что Бог есть. В то, чего нет верить невозможно. А тот, кто с верой в Бога живет – в любых условиях останется человеком.

СЕРГЕЙ (после некоторой паузы) – Вот это встретились-поговорили… Никогда и ни с кем я о таком не разговаривал! Да, это не «аськи» девочкам писать: «Мой котенок – целую». Даже голова кругом идет.

ОЛЬГА – Просто вы никогда не общались с православными людьми.

СЕРГЕЙ – Странно, мне и самому теперь кажется, что Бог действительно есть. Как-то все сразу перевернулось и на свои места стало. Разве так бывает?

ВАСИЛИЙ – Вот именно так и бывает. Так человек с Богом и встречается. И это не мир переменился, а ты: был неверующим, а стал верующим. Я правильно тебя понял?

ОЛЬГА –Вася! Не торопи человека. Дай ему с мыслями, с чувствами разобраться.

СЕРГЕЙ – Умом-то я с биологом нашим соглашался, а вот сердце подсказывало, что не так все просто. Теперь и ум, и сердце в согласии. Ведь чувствовал я, что есть в мире не только химия и физика, а что именно – понять не мог. Вы про душу мне говорили, что ее человеку Бог дал. А наша психичка, ну, школьный психолог, говорила нам, что никакой души у человека нет – только рефлексы и нервная деятельность, в общем, одно электричество. Сама она нервная деятельность! Как это души нет, когда я в себе её с детства чувствую! Душа и болит и радуется. Душа думает. Душа любит.

Но вот чего я теперь не пойму: если Бог есть и Бог-любовь, почему так мало верующих в Него? Вот вы, да моя бабушка. Ну, может быть, еще несколько чудиков у нас в школе встречал – они в церковь ходят. Ну, училка по литературе всех своим платочком и длинной юбкой смешит, хотя интересно рассказывает. Вот и всё, пожалуй. А людей-то вокруг сколько – и никто в Бога не верит! Что, никому любовь не нужна?

ОЛЬГА – Зря вы так считаете, Сережа. Это атеистов мало. А верующих абсолютное большинство. Другое дело, что не все о Боге правильное представление имеют, не все по закону, по заповедям Божьим живут. Не все православные, это верно. Особенно, если по делам судить. Но не волнуйтесь, и настоящих православных немало. А вот давайте проверим – видите, старушка к нам идет? Узнайте у неё, верит она в Бога и как верит.

СЕРГЕЙ – Да она со мной и говорить не будет – мы же с ней не знакомы!

ОЛЬГА – А вы ей скажите: «Христос воскресе!»

СЕРГЕЙ – И что будет?

ВАСИЛИЙ – А вот и посмотрим.

СЕРГЕЙ – А это прилично?

ВАСИЛИЙ – До революции неприличным считалось в пасхальные дни не поздравить с Пасхой, а то и красное яичко подарить. Вот это культура была! Мы дикари против предков наших – неандертальцы.

ОЛЬГА – Ну, ты тоже скажешь! И в наши дни есть очень культурные православные, и даже святые люди. А иначе бы и жизнь давно на земле закончилась.

СЕРГЕЙ – А что, сейчас пасхальные дни?

ОЛЬГА – Конечно, Серёжа, слышите, как колокола звонят?

СЕРГЕЙ – Это на вашей церкви звонят?

ОЛЬГА – Да. На колокольне нашего Троицкого собора.

СЕРГЕЙ – А кто звонит?

ВАСИЛИЙ – На Светлой седмице все желающие могут позвонить. И ты можешь. Нам, кстати, помощник звонаря нужен.

СЕРГЕЙ – А я бы и не отказался. Я в Ростовском Кремле звоны слушал – до сих пор забыть не могу – вот это музыка!

ВАСИЛИЙ – Да, это не по барабану ногой стучать. Здесь и сердце и голова и талант требуются. Не зря же ты музыкальную школу окончил. Не забуду, как ты в лицее на новогоднем вечере «Лунную сонату» исполнял. Тебя ведь на «бис» раза три вызывали? Ну, иди – порадуй старушку.

Сергей робко идет навстречу пожилой женщине и, набрав в легкие воздуха, громко произносит:

– Христос воскресе!

Женщина вздрагивает от неожиданности:

– Господи, Боже мой! Ох, напугал, миленький! Во истину воскресе, во истину! И откуда ж ты такой чудной? Из гимназии что ли? Что-то я тебя не припомню?

СЕРГЕЙ – Да нет, бабушка, это я так… Проверяю.

БАБУШКА – И чего же ты проверяешь?

СЕРГЕЙ – Ну, много ли верующих у нас.

БАБУШКА – А тебе зачем? В тридцать седьмом чекисты тоже проверяли. А потом война началась – допроверялись. И сами голов не сносили.

СЕРГЕЙ – Нет, бабушка, я не чекист. Я сам хочу знать. А по-вашему, много у нас верующих?

БАБУШКА – Много ли, мало ли – я не знаю. А только если Церковь наша стоит и Россия-матушка жива – значит достаточно.

Бабушка садится на скамейку автобусной остановки. Разворачивает журнал «Толк и польза». Появляются одноклассники Сергея:

ПЕРВЫЙ – Нет, я тащусь в натуре! – Серый, ты чо тут присох? Проблемы что ли?

Сергей смущенно:

– Да нет, я иду…

ВТОРОЙ – Ну, ты козёл, Серега! Пацаны тебя уже полчаса дожидаются, перегрелись все. А он бабушек развлекает.

Замечает Ольгу.

– А, вон тут какая Маша! – тащи к нам. Компашка сегодня классная – оттянемся по полной.

СЕРГЕЙ – Маша, да не ваша.

ВТОРОЙ – Чо? Я не понял!

ПЕРВЫЙ – Ладно, кончай базар. Серый, ты принес что обещал? А то в прошлый раз такая жесть была – старьё, графика отстойная!

СЕРГЕЙ – Да, принес. Новый «ASSASIN». Отец скачал из Интернета – …. Я иду. Тут у меня дельце есть.

ПЕРВЫЙ – Ладно, валим от сюда. И не забудь, чувачок – еще долг за тобой. Ищи где хочешь!

ВТОРОЙ – Кумекай, Моцарт, а то обидимся.

Оба уходят. Подходят Василий и Ольга. Сергей стоит, понурый.

ВАСИЛИЙ – А дружки тебя уважают, нечего сказать.

ОЛЬГА (сердито толкая Василия в бок) – Сережа, может быть вам наша помощь нужна?

СЕРГЕЙ – Нет, нет, всё «О-кей»». Это мои одноклассники, друганы, можно сказать…

ОЛЬГА – Ну так вы придете к нам в гимназию на звонаря учиться?

СЕРГЕЙ – Да, да, конечно.

ОЛЬГА – Так приходите прямо сейчас!

СЕРГЕЙ – Спасибо, спасибо. Я приду… попозже. Оля, простите пожалуйста, можно мы с Васей наедине поговорим. Это не долго.

ОЛЬГА – И вы «на Вы» перешли?

СЕРГЕЙ – Да? А я и не заметил – как-то само получилось.

ВАСИЛИЙ – Ведь может, когда захочет!

СЕРГЕЙ – И чего это я захотел?

ВАСИЛИЙ – Так, культурным человеком быть. Что еще?

ОЛЬГА – До свидания, Сережа.

Ольга подаёт руку Сергею. Тот вежливо и просто пожимает ей руку. Ольга пристально смотрит на Сергея и уходит.

СЕРГЕЙ – Вась, тогда я тебе не сказал, а сейчас скажу: я ведь с тобой не пошел в православную гимназию не потому, что я атеист. Я не против Бога, но и веры в себе тогда не чувствовал. А сегодня вы меня…

В общем, отец меня тогда не пустил. В церковь, говорит, только через мой труп – и всё тут. А что я мог поделать? Он ведь добрый в душе, честный, любит меня, балует. Для меня всё сделает, а в Бога не верит. Я говорит, коммунистом был, коммунистом и умру, а веры своей, как некоторые, не поменяю. И я его люблю. Я над тобой посмеялся тогда, святошей назвал, но ты уж меня прости. Мне и сейчас тебя не хватает, если бы ты знал как!

Друзья обнимаются.

ВАСИЛИЙ – Ох, Серега, ну и характер у тебя! А думаешь, мне просто было всё это время? Еще как без тебя мучился. Спасибо, что окликнул. А отца ты береги, он у тебя редкий человек, порядочный. Все его уважают. Ты молись за него и сам православным стань. Он заметит, что ты к лучшему изменился, глядишь, и сам таким же захочет стать. И веру свою мертвую поменяет на живую. Все возможно верующему – даже гору сдвинуть.

СЕРГЕЙ – Легче гору сдвинуть, чем отца в чем-то переубедить. Он же два института закончил, доктор наук. У него на любой вопрос сто ответов имеется.

ВАСИЛИЙ – Не бойся, Бог и докторов наук любит. Не смерти грешника Он хочет, а чтобы все покаялись и к Нему в Небесное Царство вошли. Там наш дом, а не здесь.

Слушай, а у тебя с этими «друганами» и правда проблем нет? А то поможем. У нас в гимназии «рукопашку» десантники ведут.

СЕРГЕЙ – Спасибо, сам управлюсь.

ВАСИЛИЙ – Тогда будь здоров. Мы тебя ждем. И, по-моему, Оля особенно…

СЕРГЕЙ – Да, ладно тебе Васька, в сваты набиваться, разберемся!

Друзья жмут друг другу руки. Василий уходит. Снова раздается трезвон.

СЕРГЕЙ (сам себе) – Неправильно звонят, ритма не чувствуют!

БАБУШКА – А вот ты пойди и позвони правильно!

СЕРГЕЙ – Что, бабушка?

В это время у Сергея начинает звонить мобильный телефон.

СЕРГЕЙ (бабушке) – Извините!

Отвечает на звонок:

– Да иду, иду! На подходе уже.

Выключает телефон, стоит молча, опустив голову.

БАБУШКА – Что, дружки тебя к себе тащат? А тебе, поди, и не хочется?

СЕРГЕЙ (задумчиво) – Да, не хочется…

БАБУШКА – Так и не ходи. Ты туда иди, где колокола звонят.

СЕРГЕЙ – Вот я и думаю…

БАБУШКА – Ну, думай, думай, сынок. На то человеку и голова дана, чтобы думать куда идешь, к чему придешь. Пожалуй, и я пойду, а то засиделась с вами с молодыми. Да поможет тебе покровитель твой – святой Сергий Радонежский, думу твою правильно додумать! Христос воскресе, Сереженька!

СЕРГЕЙ (удивленно и радостно) – Во истину воскресе, бабушка! Во истину воскресе!

Громко и весело звучит пасхальный трезвон. Бабушка и Сергей поворачивают к нему головы. Бабушка крестится. Глядя на неё, неумело крестится и Сергей.

 

Конец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *