Слово архиепископа Феогноста на могиле архимандрита Матфея в десятую годовщину его блаженной кончины

Мы просим у Господа, чтобы Он дал нам здравия, счастья, благополучия. Но мы не просим, чтобы Господь нас от одного избавил – от лукавства. У отца Матфея было много сил, но в нем не было лукавства. Он был честный, искренний, бескомпромиссный.

Пилат, увидев Христа после бичевания, сказал: «Се Человек». Про отца Матфея можно сказать – это человек. И сказать, что это был регент, талантливый композитор, – это значит сказать не всё. Он прежде всего был человеком. Это был Ч-Е-Л-О-В-Е-К во всей своей полноте и красоте.

Этот человек был для нас примером любви к Богу, к Церкви, к ближнему. И любви не лицемерной, не лукавой. Той любви, когда можно и жестко поступить, которая может обличить, смирить. Но я ни от одного человека не слышал обидного слова на отца Матфея. Он мог не только словом, но и рукой приложиться, но обиженных не было. Все, кто его помнит, вспоминают с любовью, потому что он во всем был искренним.

Сила льва – это мирское имя отца Матфея – в искренности. Лев с одинаковой силой бьет мышонка и буйвола. Отец Матфей с одинаковой любовью и искренностью относился и к Патриарху, и к послушнику, и к студентам, и к певчим. Это был человек, и Господь наградил его великими дарами.

Сегодня отец Василий рассказал мне историю. Когда отец Матфей был со своим хором в Кёльне, то немцы – профессора и музыканты – потребовали дать партитуру. Немец смотрит в ноты и говорит: «Здесь же неправильно, так нельзя!» Отец Матфей молчит, а немец заулыбался и сказал: «Зато как красиво!»

В этом был весь отец Матфей. Он был красивым, могучим человеком. Ну не дал мне Господь певческого таланта, поэтому я отца Матфея прежде всего вспоминаю как человека, его человеческие поступки. О нем можно в полном смысле сказать – это был старец, духовник. Он глубоко проникал в суть человека. Он видел природу человека, и меткое, порой обидное слово приоткрывало сущность того, с кем он говорил.

С каждым годом, чем дальше от нас уходит 2009 год, тем более величественной фигурой отец Матфей становится для всех нас. Он растет и растет, и я думаю, что этот человек, который был символом церковной жизни и XX века, и XXI века, для всех нас останется именно примером не лукавого, искреннего, честного и бескомпромиссного жития. Он был во всём полон. Он ничего не делал наполовину, был целостным. Таким он остался у нас в памяти.

Он ушел, но для меня совсем не ушел. Он живет во мне и обличает меня, и наставляет меня. Он всегда как-то рядом со мной. Это величественнейший человек. Я не буду умножать слова, потому что всё, что бы мы о нем не говорили, будет только частью, приближением к тому величественному человеку, которого мы все помним. Господь да сохранит память его не только для нас. Мы будем рассказывать о нём тем, кто будет после нас. И упокоил Господь его душу в вечных селениях, но вместе с тем он продолжает жить в нас и с нами. Да поможет нам Господь хотя бы в малой степени быть подражателями его честности, искренности, бескомпромиссности и любви к Богу, и самое главное, в его не лукавстве, в котором он пробыл всю жизнь.

 

Справка:

15 сентября в Троице-Сергиевой Лавре вспоминают 10 летие со дня кончины архимандрита Матфея (Мормыля). Архимандрит Матфей – великий регент, произведениями и школой пения, которого, пользуются по всему миру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *